Главная. Совет по внешней и оборонной политике  

Десталинизации не будет

19-04-2011
РИА Новости [http://www.rian.ru/videocolumns/20110419/365996019.html]
А.Н.Архангельский
Когда произойдет выздоровление российского самосознания, от могучего образа Сталина останется бледная тень. Как от всякого крупного игрока XX столетия, осознанно поставившего на зло, кровь, презрение к человеческой личности.

Когда запускалась программа «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и национальном примирении», неназванный источник в руководстве президентского совета по гражданскому обществу и правам человека заявил, что в стране начнется десталинизация. Это худший подарок, который он мог сделать инициаторам проекта — Сергею Караганову, Арсению Рогинскому, Ирине Ясиной. Лучше бы заявил протест, подобно тележурналисту Пушкову. Потому что, сочувственно заговорив о десталинизации, безымянный комментатор не только выхолостил смысл, но и подарил противникам возможность пустить общественное мнение по ложному следу. Ну вот, приплыли, не прошло и полувека, как снова XX съезд. И кончится все тем же самым — короткой оттепелью и резким похолоданием.

Оппоненты не замедлили явиться. Не нужна десталинизация! Сколько можно над народом издеваться! Пусть десталинизаторы о дне сегодняшнем подумают! Кто из оппонентов искренне заблуждается, а кто лукавит, прекрасно понимая, о чем на самом деле речь, — неважно. Важно то, что этим смутным термином, как мячиком, футболят ловкие, увертливые игроки. И мячик им подали с враждебной половины поля.

Что же до реальности, то никакой десталинизации не будет, а будет, если все пойдет нормально, нечто иное, более важное. Стране, во-первых, придется восстановить память о невинных, и о виновных тоже, но уничтоженных, а не просто наказанных людях. О тех заброшенных расстрельных кладбищах, которых так много разбросано по России. О тех семьях, которые пали жертвой послереволюционного террора. Называть это покаянием поздно; это именно восстановление здоровой памяти. Без истерики и без вранья — в одинаковой мере. Зачем? Затем, чтобы, как нас учил молодой Валентин Распутин, жить и помнить. Помнить — и жить.

Во-вторых, нам нужно будет осознать, какую цену заплатило наше общество за тоталитарный эксперимент. Для чего? Ну, хотя бы для того, чтобы подлечить современное сознание, в котором странным образом совмещаются христианство и коммунизм, страх перед общей трудной работой в общем мире, наркотические мечтания об отдельном пути в особый социальный рай и надежды на то, что жизнь переменится на счет раз, два, три. Невозможно развиваться, полагая, что массовое убийство сограждан, уголовная власть политбюро, миллионы поломанных судеб — приемлемая норма политики, а вольная мысль, открытость миру, вера — должны быть подавлены.

И, наконец, в-третьих, нам предстоит восстановить единство русской политической истории, которая была осознанно разорвана октябрьским переворотом. И на этом примириться — не с тоталитарным строем, а со своей замутненной совестью. Что же до сталинизма, то это частный случай. Важный, поскольку Сталин был крупный политик и как всякий крупный политик, порвавший с этикой, лично много чего наворотил. Но все-таки, повторяю, частный.

Когда произойдет выздоровление российского самосознания, от могучего образа Сталина останется бледная тень. Как от всякого крупного игрока XX столетия, осознанно поставившего на зло, кровь, презрение к человеческой личности. То есть как от Гитлера, Мао, Пол Пота, и любого другого масштабного мерзавца. А бороться с ним сейчас, в отдельности — все равно что смахивать пыль с работающего пылесборника.


Презентация СВОП
Россия в глобальной политике Международный дискуссионный клуб Валдай
Военно-промышленный курьер РИА Новости
Российская газета

Social media

Совет по внешней и оборонной политике © 1991-2012