Главная. Совет по внешней и оборонной политике  

Самозащитники отечества

28-01-2013
Журнал «Огонёк» [http://www.kommersant.ru/doc/2111625]
Д.Б.Орешкин
За идеей казацких самодеятельных отрядов угадывается одна простая мысль: нам можно надзирать за порядком, а вам нельзя.

18 января губернатор Краснодарского края Александр Ткачев на отчетном сборе Кубанского казацкого войска высоко оценил опыт охраны общественного порядка казацкими дружинами. Официальный сайт краевой администрации разъясняет: они эффективны и пользуются доверием людей. Ими уже пресечено более 170 преступлений и 30 тысяч административных правонарушений.

— И мы, и люди уже убедились в правильности такого решения,— подчеркнул губернатор.— Поэтому в ближайшее время мы удвоим количество казаков-дружинников и обеспечим их травматическим оружием.

Там же, на сборе, господин Ткачев дал общую оценку политической ситуации:

— Год начался с попыток оппозиции раскачать лодку и завершился глубоким осознанием того, что потрясения России не нужны,— подчеркнул глава края.— Мы знаем цену стабильности, и когда по всей стране прокатилась бесовская волна, казаки выступили единым фронтом и сделали главный выбор — «За веру, Кубань и Отечество!».

Несмотря на патриотическое обрамление, идея с травматикой не понравилась начальнику ГУ МВД по Южному федеральному округу генерал-майору полиции Николаю Симакову. «Я считаю, что это ошибочно... Да, общественность должна участвовать в охране общественного порядка, но пусть участвует рядом с сотрудниками полиции»,— цитирует его «РИА Новости». Генерал напомнил, что в РФ применять оружие имеют право только полицейские и сотрудники спецслужб; вооружение же казачьих дружин чревато проблемами. По закону полномочия дружинников сводятся к тому, чтобы потребовать прекратить правонарушения; при необходимости — проверить документы и доставить нарушителя в полицию.

За этой историей маячит сразу несколько сюжетов.

Во-первых, губернатор — хочет он того или нет — де-факто признает, что полиция в крае не справляется со своими функциями. Раз требуется помощь.

Во-вторых, он создает собственную силовую структуру регионального уровня. Общественники общественниками, но весь 2012 год речь шла о муниципальной казацкой милиции на профессиональной основе, для поддержания которой, по сообщениям СМИ, предполагается выделить 650 млн рублей из краевого бюджета. Исходя из средней зарплаты дружинника в 20-25 тысяч рублей.

Неизбежно вспоминается сюжет с майором Евсюковым. После стрельбы в супермаркете «Остров» власть заверила общественность, что с 2011 года вся милиция будет переведена на финансирование из федерального бюджета. То есть проблема, с ее точки зрения, была в наличии второго, неподконтрольного вертикали канала финансирования через муниципальную (в случае Евсюкова — лужковскую) казну. Вот сделаем один канал — и все станет хорошо.

Так, после теракта в Беслане отменили выборы губернаторов. И всем сразу полегчало. Сейчас, правда, полегоньку сдают назад.

Неужели губернатор Ткачев так прост, что устремился в осужденную высшим руководством лужковскую колею, не подумав о возможных последствиях? Нет, впечатления простака он не производит. Чтобы избежать подобных нехороших ассоциаций, казацких «милиционеров» к концу года и переименовали в «дружинников». Но суть события не изменилась: Москва со всеми ее административными и силовыми ресурсами не в силах обеспечить порядок в регионе, где через год будут Игры. Хочешь не хочешь, а приходится делегировать полномочия на места.

Российская власть (в широком смысле слова), наигравшись со сказкой про великий могучий федеральный центр, объективным ходом событий принуждается к пересмотру системы отношений с регионами. Не оттого, что кому-то так хочется, а оттого, что иначе не выходит. Вот и генерал Симаков все душой против альтернативных охранников (кому из генералов понравится вторжение в сферу его компетенции?). Но придется смириться.

Третий сюжет, просвечивающий через эту замечательную затею, самый опасный. По существу, Николай Симаков глубоко прав не только с точки зрения закона, но и с точки зрения здравого смысла. Но кого сегодня интересует закон и здравый смысл? На том же официальном сайте краевой администрации в разделе «История кубанского казачества» среди многих забавных суждений есть, в частности, и такие:

«По уровню образованности казачьи области были намного выше остальных губерний в Российской империи... Пройдя через горнило испытаний в начале ХХ века, казачество сохранилось как этнос... К началу ХХ века эти войска представляли собой действительные этнические группы, причем замкнутые, поскольку притока извне уже не было, и представляли собой неотъемлемую часть северокавказской цивилизации».

К сожалению, тезис насчет шибкой образованности неважно согласуется с неумением авторов писать по-русски: они систематически ставят «не» там, где должно быть «ни»: «Сколько бы беглых не приходило в войско...» Митрополия путается с метрополией, не говоря о катастрофе со знаками препинания. Но ладно, Бог с ними. Хуже другое. Вопрос о том, являются ли казаки самостоятельным этносом, до сих не могут решить куда более маститые умы, чем многогрешный автор этих строк. Но раз администрация края определилась что, мол, этнос — добро, не будем спорить. Администрация большая, ей видней. И уж точно приятней — как неотъемлемой части северокавказской цивилизации.

Но тогда будьте последовательны! Если казаки этнос, то 18 января 2013 года губернатор Ткачев официально заявил о создании дружин (вооруженных травматикой), впервые в современной России созданных по этническому признаку. Многообещающий прецедент с точки зрения укрепления общенародной сплоченности. Заметьте, мы и здесь не собираемся спорить, хорошо это или дурно, правильно или неправильно. Нас другое занимает: как объективное развитие идет поперек или помимо заявленных официальными лицами намерений. Намерения, они ведь всегда благие. Ну, или по крайней мере стараются таковыми выглядеть. А что получается в итоге — это совсем другая история. Причем даже не со зла и не от острого желания кого-то обмануть. А по бюрократической необходимости.

Губернатору Ткачеву надо улучшать репутацию перед избирателями и перед московским начальством? Надо. Особенно после того, как она подмокла в Крымске. Какой самый простой ход? Да как у господина Холманских с «Уралвагонзавода»: послать наверх сигнал, что мы тут с мужиками (с казаками) готовы, если что, до последней капли крови защищать драгоценную стабильность! А вниз запустить столь же долгожданный сигнал, что на «понаехавших», наконец, с Божьей помощью найдется управа. Любо, казаки?

Любо, конечно. Где в мире любят понаехавших? Правда, есть страны, где власть считает своим долгом в первую очередь защищать закон и прописанные в законе права, которые для всех одинаковы. И одинаково преследовать всех нарушителей — что местных, что приблудных. В конечном счете это приводит к укреплению государственных устоев. Только можно ли ожидать такого от «дружин», собранных по этническому признаку? Скорее, наоборот, межнациональная напряженность будет накаляться. А значит, расти популярность патриотического губернатора Ткачева.

За этими прозрачными, как слеза, тактическими интересами зияют стратегические провалы, за которые расплачиваться придется лет через 5-10.

Если есть официальный статус у казацких дружин, почему его не может быть у ногайских? Если казаки вправе защищать порядок по своему традиционному укладу («обычному праву»), почему того же не могут потребовать горские народы? Собственно, они уже требуют: глава Чечни Рамзан Кадыров нам очень убедительно рассказал про мудрость древнего обычая кровной мести. Теперь ждем не дождемся рассказов про мудрость шариата, адата и прочих замечательных изобретений прогрессивного человечества. Все это прекрасно, но покажите, где про кровную месть сказано в Конституции Российской Федерации или хотя бы в одном из ее (Федерации) законов. Нет, нигде не сказано. Как нигде не сказано и про вертикаль. И про созданные по национальному признаку дружины...

Фишка в том, что, страстно рассуждая про укрепление уз, консолидацию, братство и прочие прелести, вертикальные люди, движимые жаждой успеха в их специфической системе ценностей, на самом деле эту консолидацию разрушают. Ежедневно и ежечасно. По одной простой и чудовищно неизбежной причине: государство остается единым, если в нем работает единая система законов. Она может быть чудовищно несправедливой и грубо примитивной, сводясь, например, к личной воле вождя. Но она должна быть.

В этом фундаментальное противоречие. Страна и населяющие ее народы стали слишком сложны, чтобы регулироваться силой прямого приказа, тюрьмой и наганом. А власть, осознанно или нет (при поддержке заметной части сограждан!), именно к этой простой модели и тяготеет. Если быть до конца честными, то за идеей казацких самодеятельных отрядов светится одна простая, как сапог, мысль: нам можно, а вам нельзя. Мы здесь хозяева, и никакие байки про равноправие, Конституцию и прочие демократические штучки у нас не прокатят. Захотим, вы отсюда пулей вылетите...

Характерно, что это точная копия того, что русским приходится слышать в горах. Иными словами, русский цивилизационный центр (в отличие от северокавказского он действительно существует) де-факто сполз до уровня национальной окраины. По крайней мере, в частном случае господина Ткачева. Исчезло явление имперской социокультурной асимметрии, когда метрополия (как раз тот случай, когда она пишется через «е») в правовом, научном, этическом, религиозном, организационном и, конечно, военном смыслах столь явно возвышается над периферией, что ее роль лидера для окружающих территорий не вызывает сомнений.

Если бы подобное имело место в современной России, губернатор Ткачев на своей территории инстинктивно отстаивал бы приоритет единого для всех официального российского закона. Но вместо этого опытный господин Ткачев инстинктивно следует неофициальному закону чиновного быта: кому больше позволено, тот и прав. Поэтому в социокультурном отношении он ничуть не выше господина Кадырова. А пожалуй, и ниже, ибо тому позволено больше. Уж так, «по понятиям» устроена их общая вертикаль.

Собственно, и казацкие дружины ориентированы не на соблюдение законов, а на статусное оформление «понятийных» преимуществ над всей прочей сомнительной публикой. Иначе их формировали бы не по этническому признаку, а по профессиональному.

Это признак того, что вертикаль из большого восклицательного знака (каким ее хотели бы видеть изобретатели) на самом деле скрючилась в маленький вопросительный. Она явно не способна обеспечить гражданину, вне зависимости от его национальности, пола и места проживания, прописанный на бумаге минимально необходимый набор прав, включая право на физическую безопасность. В Чечне для этого надо «договариваться» с кадыровскими нукерами, в Краснодарском крае — с общественно озабоченными казаками, а по дороге к этим богоспасаемым местам — с гаишниками. Как-то не очень к вам туда тянет, уважаемые представители северокавказской цивилизации.

Вот так, сами того не желая, а всего лишь обслуживая свои номенклатурные интересы, вертикальные люди понемногу и готовят очередной цикл территориального развала.

Если что-то у станичников получится, то лишь на их собственной ограниченной территории. Что заведомо не прибавит ей инвестиционной и прочей привлекательности; только глубже погрузит в изоляционизм. Если только у них не хватит ума и стиля превратить всю затею в туристический манок — типа шотландских патрулей в юбках и с волынками или королевских гвардейцев в красных камзолах и черных меховых шапках. Но ведь они, кажется, всерьез... С попыткой распространить эти игрушки на земли метрополии, на Москву и Петербург, не выйдет даже сколько-нибудь сносной оперетты. Если казаки попробуют наводить порядок в столице, их с удовольствием закидают помидорами, а то московской молодежи в последнее время что-то нечем заняться. Если же ограничатся «патрулированием», никто просто не обратит внимания. Мало ли здесь ряженых подрабатывает с маскарадами.

По сути, это оскорбительно. Прежде всего для самих казаков — с их трагической и так до конца и не понятной судьбой.

Советская власть сначала упорно втаптывала их в чернозем, вместе с верой, надеждой и любовью, а потом — в виде компенсации? — наскоро слепила изобильно колхозную картинку под симпатичные песни Исаковского — Дунаевского (тех еще казаков)... С одной стороны «Тихий Дон», а с другой — второй каток Отечественной войны, с предательством в Лиенце и изобретением (опять в виде компенсации?) общеевропейского образа чего-то среднего между загадочно благородными краснокожими и стреляющими с бедра ковбоями. Гойко Митич, только в бурке и с иконой. Cossacks...

И вот опять начальство предлагает роль в сценарии про защиту Отечества... Любо, любо.

Один крупный советский деятель 28 марта 1917 года, когда только шел к власти, понимал взаимодействие центра и периферии так: «Для всех ясно, что области в России (окраины) связаны с Центральной Россией экономическими и политическими узами, и чем демократичнее Россия, тем прочнее будут эти узы».

Через два с небольшим года, уже находясь во власти, он понимает это взаимодействие несколько иначе. На беду, как раз применительно к казакам: «Советская власть стремилась к тому, чтобы интересы казачества не попирались. Она не думала, товарищи казаки, отбирать у вас земли. У нее была одна только мысль — освободить вас от ига царских генералов и богатеев... Казаки же вели себя более чем подозрительно. Они все глядели в лес, не доверяли советской власти... А в последнее время... в эту минуту одна часть терского казачества вероломно — иначе нельзя выразиться — восстала против наших войск в тылу... Советская власть долго терпела, но всякому терпению бывает конец. И вот, вследствие того что некоторые группы казаков оказались вероломными, пришлось принять против них суровые меры, пришлось выселить провинившиеся станицы и заселить их чеченцами... Если казаки не откажутся от вероломных выходок против рабоче-крестьянской России, я должен сказать, что правительству придется вновь прибегнуть к репрессиям».

Такие вот «демократичные узы». Чем демократичнее, тем прочнее... Это был И.В. Сталин, конечно. «Доклад о советской автономии Терской области, 17 ноября 1920 г.». Сначала выселили вероломных казаков и заселили чеченцев. Взорвали церкви, расстреляли попов. Затем выселили уже вероломных чеченцев (а также ингушей, балкарцев, карачаевцев, крымских татар...). Ну, и казаков тоже еще разок — до кучи.

А потому что надо было с самого начала доверять советской власти! И она всех бы сделала счастливыми. Прямо как сейчас. Вы, казаки, главное, порядок берегите. Как, например, в станице Кущевской. Там при вдумчивом руководстве социальными процессами со стороны банды Цапков Территориальная избирательная комиссия еще на позапрошлых выборах фиксировала результат «Единой России» на два процента выше, чем в среднем по краю. При том что сам край устойчиво дает на 8-12 процентов больше, чем в среднем по стране.

Значит, люди-то счастливы! Вот что такое по-настоящему эффективное руководство и бдительный казацкий контроль за соблюдением основ вертикальной государственности.


Презентация СВОП
Россия в глобальной политике Международный дискуссионный клуб Валдай
Военно-промышленный курьер РИА Новости
Российская газета

Social media

Совет по внешней и оборонной политике © 1991-2012