Главная. Совет по внешней и оборонной политике  

Пародия на противостояние

02-05-2013
Ежедневный журнал [http://www.ej.ru/?a=note&id=12897]
А.М.Гольц
Должен покаяться. Два года назад, когда российская Дума и американский Сенат обсуждали ратификацию нового Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, я позволил себе посмеяться над некомпетентностью американских законодателей.

Те, веселился я, в качестве одного из условий ратификации выкатили условие — обязательное внесение в зачет стратегических вооружений боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК), былого кошмара американских стратегов.

Речь шла о стратегическом оружии, появившемся у СССР на самом закате его существования. Ракеты, каждая из которых могла уничтожить два-три штата США, были спрятаны в железнодорожные вагоны, которые могли курсировать по всей стране. Что практически исключало возможность их обнаружения американскими спутниками-шпионами. Появление БЖРК должно было избавить Кремль от параноидального страха перед тем, что коварные американцы нанесут первый ядерный удар, который уничтожит все наши ракеты. Надо сказать, что эти железнодорожные комплексы действительно были серьезной головной болью для Пентагона. И вот этот страх странным образом пережил сами БЖРК. Через пять лет после того, как все эти комплексы были уничтожены, американские сенаторы вдруг вспомнили о них, недоумевал я в 2011-м.

Понятно же, что БЖРК — порождение беспощадной логики прямого военного противостояния, когда в расчет принимаются только и исключительно тактико-технические данные оружия, которым обладает противная сторона. Только в этой логике могли существовать железнодорожные комплексы, использование которых требует чудовищных затрат с точки зрения организации движения, особого укрепления пути и еще многого другого. Добавьте к этому необходимость развертывания с нуля производства ракет (все они в советские времена делались на Украине). В результате, утверждал я в 2011-м, получается, что сенаторы точно так же, как и отечественные думцы, живут дикими представлениями холодной войны.

Но вот всего через два года заместитель министра обороны Юрий Борисов сообщил, что Московский институт теплотехники, тот самый, где были созданы ракетные комплексы «Тополь-М», «Ярс» и «Булава», уже получил задание на проведение пока что «бумажной» работы по новому БЖРК. Впрочем, по словам Борисова, окончательное политическое решение на сей счет еще не принято. Остается гадать, то ли американские законодатели продемонстрировали немыслимую прозорливость, то ли выдвинутые ими «условия» напомнили московским начальникам о подзабытом проекте, который когда-то так пугал Запад. Неважно, собираются его реализовывать или нет. Угроза прозвучала вполне ясно.

Сегодня не остается никаких сомнений: Путин намерен продолжать разыгрывать перед Западом некую пародию на ядерное сдерживание. В конце концов, ядерные вооружения — единственная сфера, где Россия более-менее равна США. Вашингтон до поры до времени довольно спокойно относился к этим экзерсисам, давая понять: Соединенные Штаты не слишком волнуют ядерные кульбиты Кремля. Ну, хочет Путин изображать конфронтацию, пусть изображает, пусть строит ракеты, если денег не жалко. Однако сейчас, похоже, путинские игры в ядерное сдерживание стали препятствием на пути к одной из главных целей американской политики.

Приступая к своему первому сроку, Барак Обама заявил об амбициозной и практически невыполнимой цели: полной ликвидации ядерного оружия. Двадцатью годами раньше такую же цель провозглашал Михаил Горбачев. Ни тогда, ни сейчас в благородные цели не поверили. Неслучайно: и США сейчас, Советский Союз в середине 80-х обладали полным превосходством над всеми «потенциальными противниками» в обычных вооружениях. Подозреваю, американский президент и не рассчитывал, что его инициатива сразу же получит поддержку других обладателей ядерного оружия, а тем более тех, кто еще только мечтает это оружие заполучить. Благодаря предшественнику Обамы Джорджу Бушу, который вторгся в Ирак, все, так сказать, «специфические» режимы усвоили: атомная бомба — это защитник, «великий уравнитель». Нечто вроде знаменитого длинноствольного револьвера, популярного в XIX веке на Диком Западе: «Господь сделал всех разными, однако полковник Кольт уравнял шансы». Разумеется, нет никаких шансов заставить эти государства отказаться от ядерного оружия или от попыток его заполучить. Однако на два президентских срока Обамы вполне хватило бы сокращения американских и российских ядерных вооружений, государств, которые обладают более чем 90 процентами всего атомного оружия, накопленного в мире.

После подписания нового Договора по сокращению стратегических вооружений Вашингтон предложил начать переговоры по тактическому ядерному оружию. Отличная, а, главное, совершенно неисчерпаемая тема. Стратегические вооружения можно контролировать, ограничивая количество носителей: бомбардировщиков и ракет, наземных и на подводных лодках. Но носителями тактического ядерного оружия — бомб, снарядов, крылатых ракет — являются и артиллерийские системы, и боевые самолеты. Ограничивать их невозможно. Сокращать в таком случае можно лишь ядерные боеголовки. Однако тогда для контроля над выполнением будущих соглашений проверки должны происходить в святая святых — хранилищах ядерных боеприпасов. Переговоры об условиях таких проверок могли бы, к радости дипломатов, занять не один год. Вашингтон предложил для начала всего лишь обменяться данными о количестве вооружений (до сих пор это секрет).

Однако тут начала артачиться Россия. Москва заявила, что никакие переговоры по тактическому оружию невозможны без выполнения предварительных условий. Прежде всего, вывода из Европы двух сотен американских ядерных бомб, которые размещены в Германии, Бельгии, Голландии, Италии и Турции. Внутри НАТО нет единства относительно будущего этого оружия. Германия и Бельгия не скрывают, что хотели бы избавиться от этих бомб. Однако другие члены альянса полагают, что такое оружие является воплощением ядерного сдерживания и совместного обеспечения безопасности в Европе. Так или иначе, для вывода этих бомб из Европы необходимы длительные и непростые переговоры внутри альянса.

Таким образом, называя вывод бомб предварительным условием для начала переговоров, Москва фактически отказывается от них. Вашингтон, судя по всему, принял это решение как данность. И вот, как сообщают СМИ, США приступили к программе модернизации бомб В-61. В результате бомбы будут оснащены современными приборами наведения, их смогут нести не только снимаемые с вооружения истребители F-16, но сверхсовременные F-35. Понятно, что теперь бомбы останутся в Европе надолго.

Прокремлевские аналитики всерьез утверждают, что эти бомбы играют в отношении России роль стратегического оружия. Хотя у Москвы в пять-десять раз больше тактических ядерных боеприпасов, они до Вашингтона и Нью-Йорка не достанут. А вот современные истребители НАТО с бомбами до Москвы и Санкт-Петербурга долетят запросто. Если в Кремле всерьез верили бы в такие угрозы, Москва была бы вправду заинтересована в уменьшении количества американских ядерных боеприпасов в Европе. И не стала бы отказываться от переговоров, которые могли бы привести к важному размену: ликвидация большего количества российских ядерных боеприпасов в обмен на ликвидацию некоего количества американских ядерных бомб на Европейском континенте. Но Кремлю нужен не результат, а конфликт. Посему и здесь, как и в случае с БЖРК, Кремль предпочитает пародировать ядерное противостояние.

На фото: Россия. 10 декабря. Производится учебный запуск (на снимке) межконтинентальной баллистической ракеты на твердом топливе РС-22В/СС - 24 "Скальпель" с боевого железнодорожного ракетного комплекса



Презентация СВОП
Россия в глобальной политике Международный дискуссионный клуб Валдай
Военно-промышленный курьер РИА Новости
Российская газета

Social media

Совет по внешней и оборонной политике © 1991-2012